full screen background image
171115183324-660x371

„Призрак броди из Европа, призракът на путинизма.“

/Поглед.инфо/

„Призрак броди из Европа, призракът на путинизма.“ Именно така би трябвало да започне сензационната си антируска реч Тереза Май, още повече, че такава класическа реторика е подходяща за нейното изявление, издържано в най-добрите британски традиции на русофобска пропаганда. Британският премиер, разбира се, не достигна нивото на Чърчил и неговата Фултънска реч, но се постара достатъчно.

Пред Тереза Мей стоеше трудна, почти невъзможна задача: да припише на Путин, на неговите „фалшиви новини“ и митични хакери всички проблеми на британската политическа система, както и строгите социални конфликти, които разяждат като киселина самата тъкан на английското общество. Изкушаващо е приписването на това, което Тереза Мей дипломатично нарича „раздор“ или „дисонанс на Запад“, влиянието на Кремъл и за това как умело руската пропаганда е научила да използва „информацията като оръжие“, но такава реторика е признак на слабост, а не на сила. Британският премиер предварително търси виновни затова, че Великобритания ще се превърне под нейно управление  от „Британска икономическа империя“ в „остров Мексико“.

Основният проблем на Тереза Май не е в Кремъл, а в Брюксел. Британският истаблишмънт, който се надяваше да използва за собствени цели Brexit, накрая надхитри себе си и сега не знае как да се измъкне от капана на собствените си решения. Първоначалният план беше на по английски нагъл и разчетлив: да се оттегли от Европейския съюз, за да се отърве от досадните мигранти и диктата на Брюксел по много политически и икономически въпроси, а накрая да се отърве от задължението и необходимостта да си плати сметките в бюджета на ЕС. При това са предполагали, че Великобритания ще запази основния бонус от присъствието си в ЕС – лесен достъп до европейския пазар. Сценарият беше наистина английски – поради факта, че трябваше да запази всичко, което е от полза за британската икономика, и в същото време нищо да не плати за него.

/рус.ез./

План не сработал. За годы, которые Лондон проработал в роли главного инструмента американского влияния в ЕС, континентальная Европа и ее политические элиты накопили колоссальную усталость, раздражение, а в некоторых случаях даже злость, вырвавшуюся сейчас наружу.

Для начала Терезе Мэй предложили заплатить 60 миллиардов евро в качестве компенсации Евросоюзу за выход Великобритании и вклада Лондона в долгосрочные европейские проекты, которые были инициированы еще до судьбоносного референдума по Brexit. Излишне подчеркивать, что для британской политической элиты такие условия, да еще навязанные в максимально унизительном для Великобритании формате, были неприемлемы, но проблемы Лондона на европейском направлении только начинались.

Европейские чиновники под чутким руководством Жана-Клода Юнкера выработали максимально неприятную для Мэй процедуру переговоров по выходу Королевства из ЕC. Консолидированная европейская позиция сводится к тому, что сначала Лондон должен согласиться заплатить деньги и обязаться обеспечить права европейских мигрантов (в том числе столь ненавидимых консервативными британцами „польских сантехников“), и только потом можно будет обсуждать желание Великобритании сохранить полноценный доступ к рынкам ЕС по норвежской, исландской или швейцарской модели. Без полноценного безбарьерного доступа на европейский рынок британской экономике грозит острая и глубокая рецессия, немного напоминающая то, что произошло с Украиной после осложнения доступа на ее основной экспортный рынок, который находится в России.

У Жана-Клода Юнкера есть личные счеты к Британии, так как он лишился премьерского кресла в родном Люксембурге из-за шпионского скандала, в котором была замешана МИ-6, о чем открыто писала английская пресса. Сейчас настало время мести — и Юнкер, которого европейские СМИ уже много раз обвиняли в продвижении российских интересов, пытается нанести максимально значительный ущерб Великобритании.

У Лондона нет рычагов давления на Юнкера или Меркель. Их даже нельзя публично критиковать, так как это еще больше осложнит переговоры. Вот и приходится искать призрак Путина, который „сеет разлад“ на Западе и подрывает европейскую солидарность.

Тереза Мэй далеко не случайно уделила много внимания заверениям в том, что европейская солидарность в сфере безопасности все еще жива, несмотря на все российские усилия. Проблема в том, что британский премьер, в сущности говоря, произносила эту речь стоя у гроба той самой европейской и трансатлантической солидарности в сфере безопасности. Тринадцатого ноября 23 европейские страны подписали пакт, который фактически создает объединенные вооруженные силы ЕС, причем Великобритания не вписалась в новую архитектуру европейской безопасности из-за Brexit. Чиновники Европы, а также лидеры Германии и Франции, инициировавшие создание „европейской армии“, проигнорировали яростные попытки британских дипломатов остановить формирование в ЕС структуры, которая будет очевидным конкурентом для НАТО и большой проблемой для европейских интересов США. Идея „европейской армии“ как альтернативы „американским услугам по предоставлению безопасности“ тоже принадлежит Жану-Клоду Юнкеру, а Brexit позволил ее реализовать, что опять же не может не печалить геополитических ястребов в Лондоне и Вашингтоне. Хотя на фотографии подписантов пакта о создании „европейской армии“ не видно призрака Путина, можно не сомневаться, что Тереза Мэй заклеймит влияние российского президента на неокрепшие умы политиков Евросоюза. Это лишь вопрос времени.

Перед правительством Мэй сейчас во весь рост встает перспектива „жесткого Brexit“ без каких-либо договоренностей с Евросоюзом. Для британской экономики это будет огромной проблемой, причем главной пострадавшей стороной станет Лондон, из которого банки уже массово бегут в Германию.

Впервые за несколько веков центр европейской финансовой деятельности переместится на континент. Английские СМИ сообщают о том, что последней надеждой британского руководства на случай отключения от европейского рынка стал план о вхождении Великобритании в NAFTA — Североамериканскую зону свободной торговли, которая сейчас как раз переживает кризис из-за того, что Дональд Трамп собирается пересмотреть ее основополагающие принципы. Это вполне может привести к тому, что из NAFTA выйдет Мексика.

Вашингтон будет совсем не против „заменить“ Мексику на послушную и сильно обедневшую после Brexit Великобританию. Как минимум — американцам будет приятно видеть бывшую метрополию в экономическом блоке, который полностью контролируется Вашингтоном. Все-таки у истории хорошее чувство юмора. Нельзя не оценить иронию судьбы: Лондон так хотел переформатировать под себя Евросоюз и так долго и успешно разжигал конфликты между континентальными державами, что заигрался, и теперь максимум, на что он может рассчитывать, — это стать большим европейским Акапулько.

А кого объявят виноватым в этой окончательной катастрофе когда-то великой Британской империи, уже не имеет особого значения. Если британцев утешит то, что во всем виноваты мы, то пусть верят в это. Нам не привыкать.

Print Friendly

Автор: Nessebar-News.com


  • печатна реклама външна вътрешна реклама Несебър

Вашият коментар

Вашият имейл адрес няма да бъде публикуван. Задължителните полета са отбелязани с *